Языковые причуды, обусловленные особенностями диалекта

Они свойственны нам всем. «Порождают истинную агрессию», – говорит о таких явлениях Рольф Руледер. Стоит постоянно над ними работать.

Ведущие тренингов склоняются к тому, чтобы опираться на уже существующие примеры, из которых можно составить очень длинный список.

Консультанты волнуются: достаточно их высказывания «Ich sach mal» вместо «Ich sah mal» – всё, уже не нужно болтать всякую ерунду (и без этого складывается впечатление о них).

Жители Ганновера – добавляю я, Карстен Бредемайер – культивируют «nа/ne».

Ну, хорошо, или скорее – совсем не хорошо!

От этого нужно отвыкать. Желательно часто не употреблять такие формы, договорились?

Объяснения вербальной некомпетентности и банкротства

Сюда относятся пустые фразы, которые приводят собеседника в сонное состояние и побуждают его (надо надеяться) к постепенной, временной отключке.

«Мы уже упоминали это…» – внимание, здесь нет никакой новой информации.

«Собственно говоря, я не должен говорить об этом, но…!» – зачем он тогда это делает?!

«Мой доклад только частично подходит к этой теме, но…» – а зачем тогда он зачитывает его весь?

«Вы уже давно знаете…» – извините, но хотелось бы услышать что-то новое, а «не смотреть повтор передачи».

Либо ваши сообщения будут неизвестны и интересны для публики, либо откажитесь он них.

В противном случае сказанное вами будет рассматриваться как нулевая информация.

Совсем иначе оцениваются обладающие внутренней силой формулировки одобрения или согласия, которые вызывают у собеседника не усмешку, а призывают к взаимному согласию: «Вы знаете,……!», «Каждый в этом зале уже…». Мотивированное согласие, вызывающее одобрение.

Два примера

Это приводит к тому, что после подобных высказываний к человеку приклеивается сатирическая и злая характеристика. Часто такие случаи происходят с нашими политиками – к примеру, почему, спрошу я вас, Роджер де Век должен был в газете «Die Zeit» нового бундесканцлера назвать «Мистер Приблизительно»?

«Я хочу вести этот спор сам – лично!».

Так говорит Гельмут Коль Герхарду Шредеру, который победил его на выборах в Бундестаг 27 сентября 1998 года вместе с возглавляемой им красно-зеленой коалицией.

Но если не лично Гельмут Коль должен вести эту борьбу, то кто же?

Поэтому мы однажды задались вопросом, что же нужно лично канцлеру и его сопернику пустить в ход перед выборами в отношении риторики, языка тела и умения держать себя.



Этот меморандум появился перед выборами!

Критерии оценки внешнего вида (первое впечатление)

Коль явно считается «историей в подтяжках»: сам серый и одет в серое, лишь изредка можно увидеть цветной горошек. Но с недавних пор он стал следовать современным тенденциям моды: модные туфли, даже контрастирующие по цвету галстуки. По стилю – как «японский государь», без ярких представительских порывов.

Шредер: отдает предпочтение осенним цветам, такой же формальный, но в кругу близких оживляется: ослабленный галстук, старый пиджак.

Характерный личный стиль отсутствует. Пробует все больше руководящий имидж, темно-солидный.

Критерии оценки языка тела

Коль заметно уютнее чувствует себя на значительном расстоянии от собеседника, очень редко (снисходительно) приглашает его к более тесному контакту; заметно доминирует жестикуляция власти (указательный палец вместо открытой руки), демонстрирует свое превосходство с помощью знака, ставшего ритуалом, – «дирижирует». Руководит сторонниками партии и гостями государства с помощью выразительного языка тела. При этом осознанно запугивающее демонстрирует свой рост; иерархически требует «полярного расположения» в группе (символическим по этому поводу является предвыборный плакат «keep Kohl», где слон отражен в озере). Присутствует визуальный контакт янтарного цвета, фокусирующий и проницательный, жаль только, что очки часто мешают это заметить.

Шредер производит впечатление сдержанного и только вынужденно самоуверенного человека; нерешительный в невербальном контакте, всегда кажется, что он должен стать мягче. У него нет манеры «знай свое место», его образ действия «максимально почитай себя» крушит все на больших заседаниях, когда он отходит от микрофона. Ему еще заметно не хватает успеха, который ментально присущ победителю. Только в кругу близких он иногда преодолевает интимную дистанцию (ему трудно сфотографироваться даже с собственной матерью!). В частных кругах для публики всегда с толстой сигарой. Его визуальный контакт четкий, но непринужденный, не выражающий доминирование и располагающий к беседе.


yunarmejcev-i-vospitannikov-patrioticheskih-obedinenij.html
yunevich-vizivaet-ogon-na-sebya.html
    PR.RU™